Питомник рабочих лабрадоров «HUNTRIVER»


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Дрессировка и воспитание » Дрессировка и воспитание » Охота по водяной дичи
Охота по водяной дичи
ОлегДата: Воскресенье, 30.11.2008, 09:54 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 563
Статус: Offline
1. Летом и осенью

Собака, которая радует охотника на водяной охоте и приносит ему пользу, должна иметь особую склонность к мокрой стихии - она должна ее любить, а не бояться. Этот принцип я достаточно прочно установил уже в предыдущих разделах, когда давал руководство к испытанию охотничьих способностей собаки, а также к предварительным упражнениям в работе по воде. Правда принципы очень часто так хороши бывают на бумаге и замечательно легко попадают в ящики "седой теории". На практике же дело нередко принимает совсем иной оборот.

Какой охотник с легким сердцем бросит собаку с тонким чутьем и выдающимися способностями к работе по крови - бросит только потому, что она неохотно идет в воду? С другой стороны, кто станет кормить и водить на охоту ни к чему не нужную дворняжку только за то, что она в воде чувствует себя, как настоящая гадюка? Работа по воде требует совершенно особых способностей, и поэтому мы кладем тщательный племенной подбор в основу всех требований, необходимых для того, чтобы определить пригодность собаки для целей водяной охоты.

Мы никогда не сможем принудить собаку искать, травить или задушить хищника; подобным образом нам никогда не удастся заставить собаку пойти за подстреленной уткой через воду тростниковой заводи или вообще покинуть берег! Побудительной причиной к работе - а в особенности к работе по воде - остается собственная страсть собаки к охоте. С этой точки зрения написано все следующее здесь руководство к водяной охоте. На первом плане предполагалось показать охотнику, как сделать по возможности полезной в воде всякую собаку, не обладающую большими склонностями к этой работе; и в то же время как правильной постановкой дела избежать опасности вконец испортить такую собаку. На водяной охоте приходится пускать собаку на поиск, заставлять ее подкрадываться к дичи, нагонять дичь на охотника и, наконец, делать стойку. При всех видах охоты собака безусловно необходима, так только в очень редких случаях охотник может достать дичь без содействия хорошего apporteur'a.

Я предполагаю, что в продолжение июня месяца молодая собака хорошо напрактиковалась в приноске дичи из глубокой воды и до некоторой степени научилась в сопровождении старой собаки разыскивать водяную пернатую дичь. С началом водяной охоты следует переходить к практике. Правило, что молодая собака сначала должна пройти охоту по куриным, хорошо только на бумаге, да и другие теоретические правила совершенно неприменимы на практике охотничьего дела. Самое удобное время вести собаку на охоту по водяной дичи - это июль месяц, когда теплая погода и температура воды заставляют почти каждую собаку по своей доброй воле искать прохладных водоемов. Но важнее всего то, что молодая пернатая дичь всех родов как нельзя больше подходит для работы-начинающей собаки.

Я рекомендовал бы охотникам первое время не водить молодую собаку на охоты, предпринимаемые большой компанией; гораздо лучше будет, если вы пустите ее одну со старой, опытной собакой. Как только заметите в тростниковой заросли, не слишком густой, дабы могла пройти собака - вереницу утят, годных для охоты, немедленно начинайте работу: ищите уток, пускайте на поиск собаку и старайтесь подогнать их на край тростниковой заросли. Я - решительный противник привычки некоторых охотников отбивать выстрелом от вереницы матку, чтобы не ушли утята. Если речь идет о том, чтобы дать собаке такую работу, которая бы возбуждала ее страсть, то я могу только посоветовать обратиться в этом случае к старому доброму правилу - стрелять старую утку, как только она поднимется и полетит через камыш. Оставшись без вожака, утята тотчас же кинутся в разные стороны, и у молодой собаки на целые часы будет такая работа, которая способна возбудить ее страсть до самых крайних пределов. Прежде всего надо запастись достаточным количеством камешков величиною с грецкий орех; потому что в случае надобности их не всегда можно найти на месте. Камешки эти понадобятся для того, чтобы, бросая их, показать собаке то место, куда упала подстреленная утка: собака не видит сама в тростнике. После нескольких упражнений она поймет, что камни бросают затем, чтобы показать ей, куда плыть.

Само собою понятно, что на воде выстрел не может служить для собаки приказанием ложиться. На водяной охоте не следует приучать собаку ложиться по выстрелу даже и в том случае, кода она находится на берегу. Командовать собаке "принеси!" рекомендуется тотчас же как только упала дичь - и вот почему: во-первых, собака привыкает при звуке выстрела направлять глаза в ту сторону, куда упала птица, а это очень важно в том отношении, что облегчает приноску дичи из едва проходимых тростниковых заводей, поросших вьющимися растениями. Во-вторых, собака обнаруживает здесь гораздо большую страсть в приноске, чем в том случае, когда при помощи арапника ее заставляют ложиться и идти за дичью только после некоторой паузы.

Шум, производимый крыльями утки, собака привыкает узнавать очень быстро и идет прямо на него; но, кроме того, шум этот приводит собаку в такое сильное возбуждение, что она шутя переносит все трудности, а зимой это особенно важно.

Как только в конце июля можно будет водить собаку в поле на куропаток, почаще меняйте водяную охоту на ищейную по куропаткам и по-прежнему стреляйте по взлетающим куропаткам холостыми зарядами. С началом охоты по куриным представляется прекрасный случай показать собаке все глубокое различие между водяной и полевой охотой. После каждого выстрела командуйте собаке "down!" и первое время не давайте ей приносить ни одной куропатки, подбирайте их сами. При таком способе собака скоро заметит, что ей только на воде дается полная свобода. Ее склонность к водяной охоте может возрасти от этого самым неожиданным образом. В воде собака должна схватывать и приносить всякую птицу, даже и не подстреленную. Если ей случится поймать молодого утенка, тотчас же крикните ей резким тоном: "принеси"; как только принесет, скажите ей: "сядь!" и осторожно возьмите у ней дичь, а затем пойдите на луг и заставьте собаку несколько раз приносить ее. Если поблизости есть неглубокая вода, подкиньте туда утку и повторите упражнение с приноской, цель которого - приучить собаку бережно схватывать дичь.

Далее...


В суету городов и в потоки машин возвращаемся мы, просто некуда деться...... (В.Высоцкий)
 
ОлегДата: Воскресенье, 30.11.2008, 09:54 | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 563
Статус: Offline
Всякий охотник впоследствии увидит, насколько справедлив мой принцип никогда не принуждать собаку к работе на воде, никогда не наказывать ее во время самой охоты и даже не принимать строгого тона в голосе. Здравый рассудок должен подсказать каждому, что на водяной охоте собака действует исключительно под влиянием своей страсти; всякие наказания, прикрикивания неизбежно изгонят из нее последний остаток этой страсти. Как можно рассчитывать, что собака из боязни наказания пойдет в холодную воду, станет с величайшим трудом пробираться к утке сквозь целый лабиринт вьющихся растений? Только абсолютное невежество способно дойти до таких выводов!

Поэтому мы будем говорить здесь о таких собаках, которые не идут в воду по другим причинам. Если вы имеете основание предполагать, что собака, не дойдя до утки, вернется с половины пути, ни в коем случае не надо приказывать ей: "принеси!" Команду "принеси!" собака привыкает понимать как выражение безусловного приказания, неисполнение которого неизбежно влечет за собою наказание.

Не обращая непосредственного внимания собаки на лежащую в тростнике утку, ободрите ее словами: "ищи, собаченька!" и заставьте работать как обыкновенную ищейку, а сами между тем, бросая камешки, старайтесь направить ее так, чтобы она, плывя по ветру, носом узнала, где лежит утка. Если же собака все-таки отказывается работать, то заставьте ее сначала поискать где-нибудь в другом месте, дайте выстрел с целью показать собаке, что перед нею какая-то дичь, и затем опять идите к воде. Поиск всегда следует делать с подветренного берега, так как в этом случае все выгоды на стороне собаки. Вообще, стоит собаке хоть один раз найти утку - она только в очень редких случаях станет отказываться от приноски; иначе она совершенно не способна к работе на воде, и ожидать от нее нечего.

Не будет также большой беды, если вы такую собаку приучите горячиться по выстрелу: ударив по какой-нибудь птице, бегите по берегу и все время настойчиво повторяйте: "принеси! принеси!"

Таким приемом очень часто удается достигнуть того, что, придя в сильное возбуждение, собака совсем перестает бояться воды и скоро становится вполне годной для приноски. Для хорошего охотника нет никакого труда сдерживать свою собаку на полевой охоте, а у плохого собака и без этого на воде всегда будет горячиться.

Здесь придется принять во внимание и некоторые другие случаи, по отношению к которым все вышесказанное остается в полной силе. Иногда собака, узнав, что нечего бояться наказания, начинает отказываться от работы на воде; происходит это благодаря упрямству или же от врожденного тупоумия собаки. Бывают, напротив, и такие собаки, наказывать которых совершенно бесполезно. Но как только охотник убедился, что виною всего не боязнь воды, а простое упрямство или капризы собаки, надо прибегнуть к наказанию: если собака, вместо того, чтобы по команде охотника обыскать всю тростниковую заросль, не рвется выполнить приказ, резким тоном отзовите ее обратно, затем наденьте на нее кораллы теснее чем обыкновенно и привяжите на ремень. Одна из самых тяжелых задач собаки на водяной охоте - это при-носка подстреленной утки, в особенности такой, которая еще может перелетать. Всякий охотник, кому много приходилось охотиться по старым водам, поросшим густым камышом и вьющейся растительностью, знает, как редко удается собаке принести летающую утку из такой воды.

Пусть охотник никогда не бьет дальше как на 40 шагов; ему очень редко придется тогда иметь дело с такими утками, у которых раздроблены только кости крыльев. Если дробь попадет утке еще и в тело, то она очень быстро ослабевает, и тогда ей вряд ли ускользнуть от хорошей собаки. Для настоящего охотника очень важны признаки, по которым он может заключить, подбиты ли у утки только крылья или же заряд попал хорошо. Прежде всего надо обращать внимание на то, как утка держит во время падения шею. Если шея и голова опущены, относительно при-носки нечего беспокоиться: утка тогда подстрелена хорошо и нырять больше не будет. Иное дело, если утка, падая в воздухе, машет крылом, прямо держит шею и, упав, с быстротою молнии исчезает под водой. Эти признаки дают возможность подозревать, что у ней перебито только крыло. Но раз она ныряет не тотчас же, а только, когда подойдет собака, то это значит, что дробь попала ей еще куда-нибудь и она скоро ослабеет.

При поиске подстреленной утки надо соблюдать нижеследующие правила. Если подстреленная утка упала в заводь, куда собаке не пройти сквозь непроницаемый лес тростника и вьющихся растений, не стоит бесцельно утомлять собаку, оставьте это новичку. В крайнем случае пошлите собаку в то место, где упала утка, и если она там ничего не найдет, позовите ее свистом обратно. Утка, значит, только подбита и искать ее надо другим способом. Единственное и притом нежелательное последствие немедленных поисков - то, что они будут продолжаться очень долго. Поэтому идите дальше и возвращайтесь на это место через два-три часа или даже на следующее утро. Подстреленная утка никогда не останется на середине воды, если только ее не беспокоят. Она всегда приплывает к другому берегу и останется там одна с своими болями в прибрежной траве или в тростнике небольшой заводи; на реках утка идет обыкновенно по течению. Подождать немного с поисками рекомендуется уже по тому одному, что утка обессиливает и вследствие опухоли разбитого крыла в значительной степени теряет способность к движению.

Если же поиск по этому способу остается без результата, между тем берег обыскан на расстоянии нескольких сот шагов, то пусть все-таки собака осторожно ищет и на обратном пути; в случае если собака нападет на утку, окриком: "береги!" остановите и не позволяйте схватывать, а заставьте ее сделать стойку. Если собака стоит по направлению к воде, постарайтесь увидеть утку и затем бейте ее из-под собаки наповал. Поэтому надо приучать собаку делать стойку по подбитой утке, не производя бесплодных попыток схватить ее. В крайнем случае заставьте собаку обегать прибрежные окрестности шагов на сто в ширину и то же самое сделайте на другом берегу.[i]


В суету городов и в потоки машин возвращаемся мы, просто некуда деться...... (В.Высоцкий)
 
ОлегДата: Воскресенье, 30.11.2008, 09:56 | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 563
Статус: Offline
2. Водяная охота зимой

В общем при работе собаки на водяной охоте по зиме надо соблюдать следующие правила:
У собаки должна быть плотная густая шерсть.
Она ни в коем случае не должна быть моложе двух лет и в продолжение осени должна закалиться на водяной работе. Изнеженные собаки, воспитанные в комнате, не для этих трудностей.
Больные или выздоравливающие собаки, суки во время течки, щенные или со щенятами пусть остаются дома.
Перед охотой собаки получают хорошую мясную еду. Никогда не следует водить их в водяную работу в разгоряченном состоянии, после травли.
Если собака вечером должна идти по уткам, ей необходимо как следует просохнуть; поэтому ее нельзя перед этим посылать в воду.
Самым же главным правилом при охоте на уток остается следующее: убитые наповал и подстреленные утки должны лежать в воде до конца охоты, и затем собака немедленно начинает их приносить. Уток с подбитыми крыльями в случае необходимости приходится искать на другой день утром, как это было указано раньше.
Если собака выходит из воды, не берите ее на сворку, но пусть она бегает и резвится, сколько ей угодно. Это необходимо для того, чтобы избежать опасности простудить собаку, тем более что продолжительное бегание легче всего вызывает в ее организме нужное противодействие внешнему охлаждению.
Если же собака отказывается идти в воду и, дрожа от холода, продолжает стоять на берегу, оставьте все способы принуждения: холодная вода не место исправлять недостатки дрессировки.
Придя домой, хорошенько вытрите собаку соломой и введите ее в такое место, куда при других обстоятельствах она никогда не должна входить - в теплую комнату. Здесь ее почетное место у ног своего хозяина. Через несколько времени дайте ей корму.
В свою конуру, выстланную сухой соломой, собака входит только через два часа, когда шерсть на ней вполне высохла.

Есть целые сотни грехов против этих "десяти заповедей" водной охоты зимой, и между тем каждый из них ставит собаку в опасное положение.

Если северные утки остаются зимовать у нас, охота на них производится главным образом по утрам и по вечерам, и вот здесь-то и гибнет множество собак. Многие охотники делают непростительную ошибку - посылают собаку в воду за каждой убитой уткой и до конца охоты заставляют ее с мокрой шерстью лежать на холоде. Нет слов, нет выражений, чтобы осудить такое невежество!

Величайшая опасность для собаки - это попасть в такую заводь, которая у берега покрыта крепким льдом, посередине же имеет тонкий, обманчивый ледок. Если поблизости нет особых спасательных средств - геста с крюком, камыша и пр., беспомощная собака обыкновенно погибает, так как страх и холод быстро отнимают у ней последние силы.

Поэтому охотник должен обладать большой осторожностью и быть очень опытным, раз он желает избегнуть тех опасностей, которые грозят его собаке.

Далее...


В суету городов и в потоки машин возвращаемся мы, просто некуда деться...... (В.Высоцкий)
 
ОлегДата: Воскресенье, 30.11.2008, 09:57 | Сообщение # 4
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 563
Статус: Offline
Натаска собаки во втором поле

На языке охотника понятие - "собака вступает во второе поле" не что иное, как повторение пройденных уроков, необходимая репетиция натаски. Так как собак большей части натаскивают весной, то и вступление их во второе поле считают началом следующей новой весны.

Само собой понятно, что и со второго поля собаку нужно натаскивать на дичь возможно тщательнее, ибо собака в продолжение нескольких месяцев не делала стойки в поле, и, наконец, дальнейшее натаскивание дает возможность еще больше развиться способностям собаки, сглаживает все шероховатости дрессировки, а равно и недостатки, которые замечались во время зимней охоты.

В особенности необходимо заставлять собаку садиться при холостых выстрелах по куропаткам. Во втором поле не следует обращать большого внимания на то, чтобы собака ложилась, исключая лишь те случаи, когда собака сильно горячится. Конечно, подобную горячность следует охлаждать. Раз этот весьма существенный недостаток удается устранить, нужно приохотить собаку садиться. Тогда подружейная собака должна обнаруживать все свои способности, а не одно лишь чутье: так она должна следить за направлением, по которому падает застреленная птица, и загнать в то место, где она скрылась.

Опытный охотник заставит работать собаку по кровавому следу при первом возможном случае и отыскивать разных хищников при самых неблагоприятных условиях, например, в середине лета на выжженной почве. Собаку следует приучать к разного рода охотам, хотя бы она и предназначалась специально лишь к одной какой-либо категории охоты; такая подружейная собака будет всегда и везде полезна на любой охоте. Разносторонняя, если так можно выразиться, многообъемлющая деятельность собаки явится для охотника предметом и его удовольствия и вполне понятной гордости. Присутствие такой собаки сделается насущной необходимостью, своего рода правилом, и охотник, который не может похвастаться "энциклопедичностью" собаки, узко специализированной, лишь "стрелок" - не больше. В этом выражении не столько иронии, сколько меткой и правдивой характеристики.

I. Натаска во время весенней охоты

Когда лес вполне оденется свежей листвой и зелень сделает его темнее и сочнее, тогда охотник должен переменить дробовое ружье на винтовку. К этому времени и олень, сбросив уже обветшавшую зимнюю шубу, облечется в красивую летнюю одежду. С большим наслаждением настоящий охотник предпочтет винтовку дробовому ружью.

Всякая дичь заслуживает пули - это основное положение, которого должен придерживаться каждый начинающих охотник. Натаскивать собаку на весенней охоте в особенности важно, так как здесь собака имеет дело с настоящей работой по кровавому следу. Животное, раненое пулей, даст действительно настоящий кровавый след, в противоположность ране дробью; по этому настоящему кровавому следу нужно натаскивать собаку и притом здесь можно установить известные правила, выработать систематические упражнения. Огромное значение для благоприятных поисков - это установить признаки, по которым охотник может определить, ранено животное или нет.

Начинающий охотник должен руководствоваться следующим правилом: заметить в прямом направлении от себя какой-либо предмет (шагах в 120-140), например, дерево, камень и т.п., словом, чтобы сразу найти то место, где находилась собака после выстрела. Если собака вслед за выстрелом остается на месте хотя одну секунду, то можно сказать, что, вероятно, это промах, и не искать. Если же дичь ранена, то это можно узнать по странному движению собаки в момент выстрела; охотники говорят: "дичь рисует" или "дает знак". Редко подстреленное животное падает на месте в момент выстрела; обыкновенно оно бросается прочь, особенно при удачном выстреле (в лопатку) и падает в некотором расстоянии. После выстрела тотчас же нужно осмотреть то место, где стояло животное (обращать внимание на следы). Настоящие следы представляются в таком виде:

1) Упавшие от выстрела клочья шерсти нужно осмотреть по цвету и по длине. Если найдено много шерсти и она лежит кусками обыкновенной длины и притом с корнями, то это - дурная примета, указывающая, что выстрел "смазан"; исключение представляет олень, у которого нельзя найти подобных волос даже и при "смазанном" выстреле.

2) Куски кости, их форма, цвет и свойства, указывают ясно, к какой части скелета они принадлежат; такие кости можно найти на противоположной стороне выстрела, недалеко от следа.

3) Кровь на следу или рядом - самая верная примета; по цвету можно узнать о раненом месте. Светло-красная кровь указывает на поранение артерии - знак хороший.

Если цвет крови темный - и она ляжет большими каплями в некотором расстоянии друг от друга, то, значит, ранена вена.

Когда же кровь светло-красная, очень жидкая по консистенции и видна на коротком пространстве, то, следовательно, легко поранены мышцы.

Светло-красный пенистый цвет указывает, что выстрел попал в легкое.

В данном случае животное теряет много крови и его находят упавшим шагах в 50-200 от места выстрела. При ране в лопатку животное дает знак движением вперед, как будто оно хотело упасть вперед, потом вновь выпрямляется и, опустив голову вниз, с невероятной быстротой мчится на кусты и деревья, чтобы упасть в первом неровном месте.

В этом случае животное падает под огнем выстрела, так как такая пуля разрывает важные кровеносные сосуды, производит сильное потрясение спинного мозга, убивает животное наповал.

Стрелять в шею особенно рекомендуется не только вследствие абсолютной смертельности, но равно и потому, что это не портит дичь.

Более нежная дичь обыкновенно через час настолько ослабевает от раны, что собака может ее после непродолжительной травли свалить на землю.

При таком выстреле животное делает движение задними ногами, как бы желая ими брыкнуть; потом подстреленное животное довольно медленно убегает, забивается в чащу, где вскоре и падает.

Быстрое и решительное преследование такого животного неприменимо, потому что его можно иннервировать или затравить и оно, собрав последние силы и энергию, уходит далеко. Кровавый след при этом слишком незначителен, животное может совершенно скрыться из виду. Вот почему охотясь и на оленя, следует переждать часок, чем преждевременно пустить собаку на слабый след.

При выстреле в бедро животное садится, снова встает и уходит медленно на небольшое расстояние. Козу собака обыкновенно кладет на месте.

Очень действительным бывает выстрел в переднюю ногу. Если такая пуля сидит слишком низко, то она обыкновенно захватывает лодыжку.

Поэтому рекомендуется направить прицел сзади передних ног, не обращая внимания на то, что пуля, засевшая в лопатку, действительнее.

Если стреляют в передние ноги, то моментально освобождают собаку и предоставляют ей покончить дело с раненым животным, так как последнее в противном случае обратится в бегство и преследовать его чрезвычайно трудно.

Преследование животного, подстреленного рано утром и обратившегося в бегство, нужно начать до наступления жары, которая затрудняет собаке поиск по кровавому следу; в особенности необходимо придерживаться этого правила, если охотятся в еловом лесу с песчаной, бедно покрытой растительностью землей; когда же охота началась с вечера, то преследовать раненое животное нужно всегда начинать на следующий день до восхода солнца на утренней заре.

Те наставления которые даны выше, относительно работы по настоящему кровавому следу, вполне применимы и здесь.

Далее...


В суету городов и в потоки машин возвращаемся мы, просто некуда деться...... (В.Высоцкий)
 
Форум » Дрессировка и воспитание » Дрессировка и воспитание » Охота по водяной дичи
Страница 1 из 11
Поиск: